Аватар пользователя Любящая
10 Ноя 2010

Архипелаг ЧуЛАГ. Часть вторая

Опубликовано Любящая

Безжалостное время не щадит живых свидетелей эпохи правления Сталина и его команды, однако мы продолжаем восстанавливать картину событий по крупицам воспоминаний очевидцев и сбиваем ноги в местных лесах в попытке приоткрыть тайны якутской земли.
Секретный ЧуЛАГ?
В конце 1940-х годов правительство СССР взяло курс на развитие атомной промышленности. Новая волна арестов охватила ученых, которым доверили разработку нового вида оружия.
В апреле 1949 года Л.П. Берия направил Сталину письмо с представлением проекта Совета Министров СССР «Об организации добычи тория в Алданском районе Якутской АССР». В этом письме говорилось, что годом ранее в районе были открыты россыпи моноцитовых песков с содержанием тория более 1000 тонн. С 1949 года в Алданском районе планировалось начать добычу тория.
«ИТЛ №11 добывал некий "Б-9", так в МВД секретили обычно что-то связанное с атомным проектом. О важности ИТЛ №11 говорит и то, что около года его начальником был генерал-майор, что совсем нехарактерно для лагерей такой небольшой численности», - пишет сотрудник «Мемориала» Сергей Ларьков.
Для наблюдения за работой ИТЛ по добыче тория в Алданском районе был создан целый спецотдел в составе 30 человек, который возглавил генерал-майор С.Е. Егоров. Едва ли сотрудники 6-го спецотдела следили за тем, как заключенные валят лес или укладывают бревна, строя дом. Вероятнее всего, действительно существовала особая стратегическая задача «зеков», ведь торий – радиоактивный металл, который широко применяется в атомной промышленности.
В этой связи следует сказать о том, что в конце 1940-х годов Чульман относился к Алданскому району, поэтому не исключено, что та самая знаменитая Васильевка и поглотила часть заключенных ИТЛ №11.
Прикосновение к истории
ГУЛАГ по праву считается машиной смерти. За время сталинских репрессий 1930-1950-х годов через ГУЛАГ прошли миллионы людей. Более 800 тысяч человек были расстреляны НКВДэшниками. 600 тысяч умерли от голода. Среди этих многих тысяч жертв ГУЛАГа есть и те, кто навеки остался лежать в вечной мерзлоте Южной Якутии.
Мы уже говорили о том, что всего за один год численность заключенных в ИТЛ №11 сократилась на 2300 человек. Как сложилась их судьба? С трудом верится в то, что все они были выпущены из лагеря, а до амнистии Берия оставалось еще 2 года. Не исключено, что большинство «зеков» погибли. Холод, голод и нечеловеческие условия труда на строительстве и лесоповале сыграли свою роковую роль. К тому же добыча тория – адов труд. Заключенные облучались и быстро умирали.
На чьей совести смерти заключенных? Не только на сталинской или бериевской. Ведь были и другие, кто нес ответственность за «зеков».
Полковник Владимир Татор (возможно написание «Татар»). Немолодой высокий солидный мужчина. Строгий и подтянутый. Женат. Есть дети. К работе относится с большой ответственностью. Карьера военного на взлете. Живет в особняке (сейчас на этом месте находится Сбербанк), пользуется прислугой. При появлении вышестоящих чинов стремится занять выгодную позицию. Так характеризуют его те, кто так или иначе сталкивался с ним. Это он гнал заключенных на работу. Это он травил собаками «зеков». Он – начальник лагерного отделения ИТЛ №11.
Увы, история не сохранила ни его фотографий, ни каких-либо полных сведений о его жизни и судьбе. Известно лишь, что в начале 1950-х годов он уехал в Карело-Финскую ССР, где служил на привычном ему месте – в лагере. Здесь в городе Кировск Мурманской области находился ИТЛ комбината «Апатит». На станции Лоухи стоял лагерь, где заключенные валили лес для нужд комбината. Эта информация вполне достоверна, и вот почему. Муж Тамары Никифоровны Подплетько Дмитрий Иванович служил автомехаником в ИТЛ №11 поселка Чульман. По представлению Владимира Татор семья Подплетько попала в Карело-Финскую ССР, где они неоднократно встречались. В 1953 году Татор вернулся в Якутию. Лагеря в Чульмане уже не было, и его направили в Алданский ИТЛ на Васильевку. К сожалению, дальнейшую судьбу полковника проследить не удалось. Так не потому ли вернулся Татор, связанный с ИТЛ №11, который занимался добычей тория на Васильевку? Случайность ли это?
Те, кого сломала сталинская машина смерти, нашли свой покой на кладбище.
Рассказывает Юрий Александрович Комаров:
- По левой стороне от моста через Чульман есть дорога. По ней нужно подняться наверх. Недалеко от клуба ДСР есть целый островок деревьев, там находилось большое кладбище для обычных чульманцев. В 20 метрах от него хоронили заключенных. Клали труп в яму, засыпали землей и ставили колышек с номером. В начале 1950-х годов кладбище было закрыто, и о нем благополучно забыли.
Неугомонное журналистское нутро настаивало на том, чтобы найти это кладбище. Описание местоположения не ахти какое. Запасаемся терпением – и в путь.
Неспешно несет свои воды Чульман. Прохладно. Чувствуется приближение осени. Еще не лег снег, значит, есть надежда хоть что-то отыскать. Влево от моста вверх взмывает дорога. Была-не была, иду по ней. Старые полуразрушенные и обгоревшие бараки. Намотав уже приличное количество километров, чувствую, что едва ли что удастся отыскать. 60 лет не проходят даром. Но вдруг в стороне замечаю тот самый островок. Среди кустов и деревьев нахожу небольшой холмик, обнесенный покосившейся деревянной оградой. Прямо из могилы растут сосны. Некоторые оградки похожи на кусок забора, лежащего прямо на земле. Холмики можно пересчитать по пальцам - островок истоптан людьми. Видно, что здесь рубили лес. Как бы я не ходила осторожно, все равно неуютное чувство, что топчу могилы, в которых лежат люди. Видимо, кладбище было еще больше, как и говорил Юрий Александрович, но совсем рядом стоят жилые дома, фундамент которых находится на могилах. Ощущение не из приятных.
Отсчитываю 20 метров от кладбища. Пустырь и линия электропередач. Когда-то здесь было кладбище для заключенных. Попытки отыскать хотя бы один маленький колышек безрезультатны. Время сделало свое дело – стерло следы. Может быть, если снять верхний слой земли, есть шанс найти человеческие кости. Но рука не поднимается проводить такие раскопки. И так досталось заключенным при жизни, а тревожить их после смерти кощунство. Но кажется, что я прикоснулась к истории, написанной болезнями и кровью.
Дорога назад вновь лежит через кладбище для гражданских. Возле могилки на самом краю у подножия гнилого дерева стоит маленький букетик скромных искусственных цветов. Значит, кто-то помнит, приходит даже спустя десятки лет. Кто знает сейчас? Может быть, здесь покоятся и заключенные…
Царствие небесное!
Конец ЧуЛАГа
1951 год – время последнего упоминания ИТЛ №11 как действующего. 15 февраля был издан приказ МВД СССР №0069: в срок до 1 мая законсервировать предприятия строительно-эксплуатационного предприятия и переправить заключенных на Норильский комбинат и в Управление исправительно-трудовых лагерей и колоний (УИТЛК) МВД Якутской АССР. Как увозили «зеков», никто не знает и по сей день. Уже наутро лагерь был пуст, и как сложилась судьба заключенных, неизвестно. Правда, рассказывают такой случай. «Зеков» переплавляли через Лену на барже. Под судном бурлила черная ледяная вода, не прогревшаяся после зимы. Бескрайние просторы реки сулили долгожданную свободу. Решили бежать. В трюме заключенные проделали брешь, судно начало медленно идти ко дну. До берега было далеко, но свобода была близкой и желанной. Выстрелы с берегов внесли свои коррективы в планы беглецов. Баржа затонула, заключенные были безжалостно расстреляны ВОХРовцами. Говорят, что Лена обагрилась кровью, а трупы «зеков» сотнями выбрасывало на берег.
Так окончил свое существование ИТЛ №11, один из крохотных островков бескрайнего «Архипелага ГУЛАГ», который продолжает свою жизнь только в памяти немногочисленных очевидцев. Остров страшный и бесчеловечный, вокруг которого пустота. Остров, чей воздух пропитан смертью.
Недолго пустовала территория бывшего лагеря. Бараки быстро приспособили под жилье для геологов ЮЯКЭ. Мария Васильевна Чеботарь (ее судьба заслуживает отдельного рассказа) прожила в одной из комнат бывшего барака для заключенных более года. Она и сейчас помнит лютый холод. «Печки были железные. С утра вроде натопишь, так потеплеет, а вернешься с работы – на чайнике на печки слой льда толщиной с палец. Света не было, комнату освещал крохотный фитилек в банке», - рассказывает Мария Васильевна и словно по привычке кутается в вязаную кофту.
Усмешка жизни: на территории бывшего лагеря уже в 1950-х годах располагался роддом. А в 1957 году министерство цветной металлургии СССР утвердило проектное задание на строительство Чульманской ТЭЦ, и последние воспоминания о лагере были погребены под зарождающейся стройкой - бараки и вышки снесли, не осталось ничего от пугающей колючей проволокой. Поселок шагнул в новую размеренную жизнь, в которой не осталось места сталинским преступлениям.
Спецпоселенцы
Говоря о репрессиях 1930-1950-х годов, мы обычно имеем в виду жертв политического террора, которые содержались в многочисленных лагерях и тюрьмах, которые навеки остались в расстрельных подвалах. Но была еще одно многотысячная категория тех самых жертв, также безвинно пострадавшие от рук палачей. Спецпоселенцы.
На спецпоселение в Чульман прибывали целыми семьями. Тамара Алексеевна Драгунова помнит «власовцев», поволжских немцев, прибалтов, для которых якутский поселок становился новым домом. Там, где сейчас разбита Аллея Славы, на площади выгружали людей из машин, а потом распределяли по объектам. Многие спецпоселенцы работали на обслуживании дорог (ныне трасса Чульман-Серебряный Бор). Вдоль дороги стояли маленькие домики, где ютились одна-две семьи. Каждый день они следили за состоянием трассы, чистили, подсыпали, ремонтировали. Адов труд. Но они были рады тому, что хотя бы остались живы.
Сегодня среди чульманцев самих спецпоселенцев не так ж много. К тому же после смерти Сталина им было разрешено вернуться на историческую родину. По сей день в поселке проживают дети тех, кого насильственно вывезли на Север.
Но об этой стороне жизни стоит рассказать отдельно.

Подписка на Комментарии к "Архипелаг ЧуЛАГ. Часть вторая" Подписка на НЕВОЛЯ.ру - Инстинкт Свободы - Все комментарии