6 Июн 2012

Вот и встретились за рюмочкой два опера.

Опубликовано Алексей Щукин

Разговор оперативника Сизо с бывшим начальником оперативного отдела КГБ.
Каковы их взгляды на жизнь.

Сергей рассказывал друзьям о его в стрече с бывшим полковником КГБ.
– Как - то раз мы засиделись у него допоздна за рюмочкой, начал С. Брагин,- я тогда еще в отделе угрозыска работал. Спросил его, отличается ли в принципе работа опера в Уголовном розыске от работы в их организации. Он ответил:
" Между нами Сережа, то, что о нас пишут в книгах и показывают в фильмах, на две третьих состоит из вымыслов авторов. Основная работа такая же, как и у вас в Угро. Аналитика, разбор, поиск, а задержания это уже как повезет. Работа с агентурными работниками, сортировка которых дает четкое представление о людях, сотрудничающих с секретными службами. На протяжении службы мне приходилось вербовать агентов, но никогда они не были так надежны и ценны как те, которые добровольно предлагали свои услуги, то есть работали не за страх и блага, а за совесть и веру в то, что они делают полезное дело для Родины.
А если быть откровенным, то между оперативными отделами обеих ведомств была проведена незримая черта. Руководящие работники ОРД всегда делились с КГБ необходимой информацией, предавали осведомителей или в оперативных целях порой раскрывали своих агентов. Ведь дело – то, казалось, делаем общее, а коснется чего серьезного для Угро, то наши ведомственные оперативники ни за что не хотели делиться. Вот и получается – игра в одни ворота. Особенно изменилась обстановка после того, как начальником оперативного отдела был поставлен Шаронов.
Если тебе необходимо от меня услышать, мелкий на мой взгляд, конкретный случай лично из моей практики, вот этот как раз – тот случай. Мне приходилось курировать один институт и заниматься подбором агентуры для внутренней разведслужбы. Отобрал я пять кандидатов, в том числе и одну девушку. Как говорил герой из комедийного фильма "Спортсменка, комсомолка и наконец, красавица". По многим параметрам она подходила, оставалось провести с ней беседу и произвести общий осмотр ее внешних данных. Студентка оказалась умна и прямолинейна и уж тем более с характером.
Я предложил ей раздеться, на что она мне ответила:
–Тебе что козел стареющий, жены мало!? Мне пришлось отменить процедуру осмотра и отпустить ее.
Когда она узнала, что входит в список претендентов то была удивлена, ведь она так бестактно повела себя с представителем серьезных органов.
Я входил в состав комиссии и когда ввели девушку, ей снова предложили раздеться до нижнего белья. Она подчинилась. Комиссия одобрила ее кандидатуру, но я своего согласия не дал. На левом бедре у студентки оказалось родимое пятно".
Встреча Сергея Брагина с его давним знакомым Василием Семеновичем состоялась в квартире последнего. Жена уехала к дочери и обещала вернуться только завтра. Как всегда, Семеныч организовал стол, и полилась задушевная беседа. Сергей слушал и все поджидал удобного момента, чтобы начать серьезный разговор. Семеныч увидев, что собеседник изнемогает от нетерпения и в конце концов сделал паузу, налив по очередной стопке.
– Семеныч, а меня к тебе нужда привела.
– Догадываюсь, что имя у этой нужды - вымогатель, а иначе ты бы сам справился.
– Почти. Если не считать, что звание у нее - полковник.
– Ууууу! Выдать здорово он тебя припер. Я так полагаю, речь о полковнике Шаронове пойдет.
Сергей кивнул и поднял стопочку. Встретились со звоном традиционные посудинки и опустились опорожненными на стол. Семеныч со смаком захрустел огурчиком и что - то соображал.
– Ладно, ладно Сергей начинай, а то смотрю и водочка не помогает.
Брагин рассказал ему о предстоящей встрече с полковником, упустив некоторые острые моменты.
– Понимаешь Сергей, если бы я был в курсе ваших истинных отношений, я бы мог тебе конкретно что - то посоветовать. Полковник бестия еще та, кто, как ни я лучше знает его темные стороны. Хотя за время моего отсутствия в конторе он поднаторел и сделался матерым, мудрым. Но я вижу, что ты нуждаешься в информации, которая поможет тебе обуздать Шаронова. Но не свалить, либо вышибить его из седла может только неопровержимая улика его тайной деятельности. Доказать что либо ты не сможешь, даже если я тебе дам эту улику. Он опасен и ты должен понять, что в одиночку с ним не справишься. Я помню добро и готов ответить тебе тем же, пусть даже мои сведения превысят во много раз твою помощь ко мне. Для меня факт твоей поддержки более важен, чем ее сумма. Ты должен заставить Шаронова понервничать и пусть он все время пытается понять, откуда дует ветер. Пойми, интрига заключается в том, что ты вынудишь его совершать ошибки, пусть незначительные, но ощутимые для него. Чтобы бить врага - нужно знать его. Ты говоришь, ему нужен стрелок. А ты не задумывался, для чего он ищет его именно у тебя.
– Конечно, думал. Я ведь для него носитель информации и к тому же прошлое крепко связало нас по рукам и ногам, вот только мне уже давно не по нутру такое сотрудничество. Семеныч, ты хороший человек, я это чувствую и понимаю, что ты не от хорошей жизни ушел из комитета. У меня есть, что тебе сказать, но…
– Прошлое камнем тянет тебя в пучину. Не так ли? А камень - то тяжеловат и отвязаться от него не просто, - перебил Сергея собеседник.
Сергей кивнул и попросил ответить на вопрос:
– Как тебе, бывшему работнику КГБ удалось найти себе работу в исправительной системе, да еще стать начальником оперчасти?
– Ох, Сергей, Сергей, я понял, куда ты клонишь. Ты в принципе прав, людей с таким послужным прошлым не берут просто так нигде. И не заслуги и присутствие вакансий здесь не помогут. Есть связи. Ты меня Сережа знаешь и свои взгляды на происходящее я порой не скрываю, за что так сказать меня и отправили " на заслуженную пенсию".
Семеныча опять понесло и Брагин знал, что сейчас он расскажет ему о чем - нибудь важном.
– Сидим мы как - то с начальником учреждения, совсем как мы с тобой сейчас. Он мне говорит по свойски:
– Василий Семенович, странную политику ты ведешь. Офицеры учреждения тебя не "хают", правда, есть те, которые тебя недолюбливают. Зэки о тебе отзываются сносно, а иные даже называют тебя "правильным мужиком" Не подобает так вести себя начальнику оперчасти.
А я ему отвечаю:
– Игорь Ильич, ты меня знаешь, за словом в карман я не полезу и те, кто меня недолюбливает, боятся, как бы я их не вывел на чистую воду, за всеми ими тянется "пушистый хвост". То, что тебе нашептывают твои сослуживцы, это всего навсего интрига и попытка дискредитировать меня в твоих глазах. Я, конечно, понимаю их состояние, они чувствуют себя лещами на раскаленной сковороде и потому им не терпится увидеть меня уволенным и оказавшимся по ту сторону учреждения. Если хочешь я тебе сейчас выложу порочную подноготною на пятерых твоих лучших сотрудников…
Не хочешь, потому и молчишь. Так не слушай этих "Емель", которые попусту толкут воду в ступе. А в отношении заключенных я могу сказать тебе следую-щее. Давай рассмотрим такой аспект. Человек совершил преступление и попал за решетку. Государство уже его наказало и заметь очень сурово, либо лишение свободы для зрелого мужчины - это тяжкое бремя.
Игорь Ильич, я сейчас буду с тобой откровенен, потому как имею свою принципиальную точку зрения на перевоспитание осужденных.
Вот приходит ко мне нарушитель режима содержания - проигрался в карты и обращается ко мне:
– Гражданин начальник, мне нечем отдавать долг, спрячьте меня в отдельной камере, а за это я Вам буду многим полезен. А я его спрашиваю:
– А если бы ты выиграл, ты пришел бы ко мне и выложил то, что сейчас предлагаешь? Молчишь! А я отвечу тебе, ты бы с соперника семь шкур спустил и возможно объявил бы его "фуфлыжником ".
Я не посадил его в общую камеру, не люблю когда по моей вине, пусть даже косвенной человека наказывают. Спустя пятнадцать суток я спросил его:
– Что ты надумал? Как собираешься отдавать долг?"
– Я отработаю, уже договорился с выигравшим у меня человеком. Гражданин начальник, простите меня за мою слабость. Будь на Вашем месте кто-то другой из оперов, он бы обязательно "вербонул " меня. Я подумал и решил больше не садиться играть в карты.
– Хорошо, я выпускаю тебя с Шизо и пусть этот разговор, останется между нами.
Игорь Ильич выслушал меня и сказал:
– И ты думаешь, он остался тебе благодарен, за твой снисходительный поступок.
– Время покажет.
– Да конечно, если учесть то обстоятельство, когда ты окажешься с глазу на глаз с семью молодчиками, во главе которых он будет стоять.
– Игорь Ильич, а ты не задумывался, почему заключенные ненавидят нас - людей в погонах.
– А за что им нас любить, мы их исправляем, охраняем.
– Или вернее сказать - ломаем, подчиняем.
– Не либеральничай с ними, это не лучший путь в исправительной системе.
– Ильич, один из "доброхотов" к тебе - майор Бедолагов, начальник режимной части, как ты выражаешься, никогда не либеральничает с заключенными. А ты в курсе, что его любимым зрелищем является "перевоспитание" нарушителей?
– Не понял, ты о чем?
– Приводят на вахту нарушителя режима содержания и если тот начинает вести себя не подобающе, майор приказывает осужденным - членам СПП довести до ума провинившегося одну простую истину: - "Вся власть - режимному отделу!" И его избивают, очень кстати грамотно, без синяков и ссадин, но потом он почему - начинает харкать и испражняться кровью. Конечно, слишком блатных они не трогают, с ними потом греха не оберешься, но вот молодых, да неопытных… Ну, что Игорь Ильич, еще пару примеров подкинуть?
– Ну, хорошо, хорошо! Я разберусь с этим делом.
– Но я понимал,- продолжал рассказывать Семеныч, - что ничего начальник колонии предпринимать не станет, либо уже глубоко в нас всех сидит эта форма, отрицательно настроенных заключенных - к ногтю.
.– Так я возвращаюсь к своему вопросу. За что же нас ненавидят зэки? За то, что в первую очередь мы ненавидим их. Если перед нами враг, то мы беспощадно уничтожаем его. А если оступившийся человек? Ведь не зря система называется исправительной, трудовой, а не - истребительной, плутовской. Там, за забором людям по большому счету безразлично, кого здесь содержат, главное, что заключенные изолированы от них. Но завтра на свободу выйдут сотни, а то и тысячи по стране и снова вольются в общество. И вновь нам, так хорошо живущим на свободе, они начинают мешать. Их не берут на работу, боясь неадекватности, их изгоняют из приличных мест, созерцая на их татуировки, им уже выстроили незримый двойной забор с широкой полосой, по которой они возвращаются в зону.
– Да кто их заставляет по новой красть, грабить, убивать? Запротестовал Игорь Ильич, - что им мешает стать нормальными людьми?
– Наше равнодушие! Наше отношение к ним, здесь в колонии. Наше желание подавить в них великодушие и наконец, мы разобщаем их здесь и выпускаем на свободу волками, смотрящими на общество глазами ненавидящих.
– Ну, ты загнул.
– Игорь Ильич, мы в принципе здесь все должны быть воспитателями. Это охранники находятся за забором, а мы осуществляем исправление осужденных и в первую очередь оперативная и режимная службы выявляют проступки. Не наказанием, а умением разобраться в ситуации должен обладать сотрудник учреждения. Его подход к проблеме не с позиции карающего органа, а назидательной точки зрения. В сущности, мы заменяем заключенным на время мать, отца, близких людей, потому как берем на себя заботу о них. Но поступаем на порядок, как сварливая мачеха из той сказки. Не душевного тепла, ни доброго слова - одни угрозы, да наказания.
– Нам Василий Семенович, не исправить ход событий, об этом должен думать каждый человек, а не взятая в отдельности исправительная система.
– Вот, наконец - то я услышал слова мужа, а не мальчика, - засмеялся я, глядя, как Игорь Ильич наливает очередную порцию горячительного напитка.
– Ну, Сергей, кажется, я отвлекся от нашей основной темы. Так что ты имеешь мне сказать?
– Семеныч, расскажу я тебе парочку эпизодов, которые заставят тебя взглянуть на Шаронова еще более объективно. И он рассказал бывшему комитетчику о Говорове, Кузнецове, как их пришлось "раскулачить" экспроприировав у них часть денег. Рассказал так же о банде Аркана и о его кассе, которой пришлось поделиться с Шароновым.
– И ты думаешь, мои глаза выпрыгнут из орбит от удивления. Да знаю я об его махинациях, не именно о твоих делах, а о других. Я даже могу больше тебе сказать, он и кресло себе заработал такими деньгами. Там… И Семеныч показал пальцем вверх, - сидят те, кому он нужен не только как государственный служака, но и как нужный, надежный человек. А потому Сергей, говорю тебе, попал ты в такое болото, из которого при помощи приспособлений выбраться ну, ни как нельзя. А приспособлениями могут быть только факты его незаконной деятельности. Ты думаешь, ему трудно привлечь снайпера в оперативных целях? Он может сфабриковать такое дело, что оно примет государственный характер и к нему подключат более серьезные службы. Но ведь это официальный путь, вследствие чего вероятно произойдет утечка информации. Потому ты ему понадобился, как надежный исполнитель его замысла. Убрав ненужного ему свидетеля или наоборот мешающего ему человека, он еще больше привяжет тебя к своим грязным делам. Мне тебя по человечески жаль Сергей. Я бы мог, конечно "отбрехаться" от тебя и отойти в сторону, но совесть мне подсказывает поступить с тобой иначе.
Семеныч налил еще по стопке и продолжил:
– Два года назад при невыясненных обстоятельствах погиб директор заготовительной фабрики по пушнине В комитете была зацепка по его теневой деятельности. Сначала его вели сотрудники из областного управления ОБХСС, но вскрылись факты его связи с иностранцами, тайно закупающих пушнину в его организации. Оборот теневых денежных средств нешуточный, тем более учитывая, сколько подпольных звероферм покойный директор содержал по районам. Разработкой по его делу было поручено заняться Шаронову и операция по выявлению иностранных партнеров директора тоже легла на плечи полковника. Началась наружная слежка, прослушка телефонов, казалось все взято под контроль, но в какой - то момент директор исчез. Как сквозь землю провалился. Наружка с ног сбилась, отыскивая его связи и возможные пути его ухода. Напрашивался вывод, что кто - то его предупредил. Но через две недели поисков его обнаружили в одной из его же звероферм. И чтобы ты думал, Сергей,- обратился к нему Семеныч, опрокидывая очередную стопку с водкой в рот, - там же в деревенском доме нашли и его молодую любовницу, тоже мертвой. Оба были застрелены из пистолета, вероятно с глушителем, так как выстрелов никто не слышал. Соседи говорили, что собаки выли и нагоняли ужас на всю деревню. Следствие по этому делу не прекращено.
Год назад, оперативный отдел под руководством Шаронова взял в разработку дело о пропаже зам.начальника "Ювелирторга". Тот тоже занимался махинациями с алмазами, бриллиантами и золотыми изделиями и был на контроле КГБ.
Уголовный розыск передал его в оперативную разработку комитету.
История закончилась тем, что предполагаемый преступник исчез и его мертвое тело, было обнаружено в полусгнившем состоянии спустя полгода, в люке, где проложены кабеля связи. По татуировке на руке, что была вписана в ориентировку, его удалось опознать. Экспертиза дала заключение, что замдиректора "Ювелирторга" убили с пистолета.
Брагин внимательно слушал Семеныча и начинал понимать, для чего он рассказывает ему о ряде исчезновений подпольных воротил теневого производства.
– Шесть месяцев назад в оперативным отделе, опять же под руководством Шаронова велось наблюдение за одним крупным чиновником, занимающимся импортом и экспортом мяса, а там сам понимаешь какие обороты и связи . Органы ОБХСС вынуждены были обратиться в КГБ, так как их компетенция заканчивалась у дверей в кабинет "Внешэкономшторга". И что ты думаешь, Сергей…
Семеныч замолчал, а Брагин продолжил:
– Чиновник при невыясненных обстоятельствах исчезает, и потом его обнаруживают мертвым.
– Вот именно, с пулевым отверстием в области сердца и на свалке вперемешку с головами и шкурами убитого скота.
– Кто - то целенаправленно их отслеживает и убирает и вероятнее всего перед смертью выколачивает из них всю полезную информацию, - предположил Сергей.
– Месяца полтора назад в руки оперативников из Уголовного розыска попался один тип. Когда откатали его пальчики, то нашли весьма странные совпадения. Когда производили обыск на квартире замдиректора "Ювелирторга" на дверце одного из шкафов был обнаружен всего один отпечаток пальчика, не принадлежащий хозяину квартиры, наверное, тот, кто его оставил в спешке или по неосторожности не заметил, как порвалась перчатка.
Взятый под подозрение не признавался, что он делал на квартире у погибшего. Следователь даже пытался запугать его статьей за убийство, но тот оказался упрямее, молчал. И вдруг его посещает, ни кто иной, как сам Шаронов. Чем мог заинтересовать заурядный вор самого начальника оперативного отдела КГБ?
Через неделю задержанного перевозят во внутреннюю тюрьму КГБ и во время транспортировки, с ним случается апокалипсический удар. Сопровождал задержанного конвой, которым руководил один из оперативников Шаронова.
– Семеныч, но это же явная цепочка, - сообразил Сергей.
– Это мы с тобой можем так смело заявлять, а вот руководство Шаронова так не считает. По рапортам и отчетам там все сходится и расходится, как нельзя "красиво". Ну, так что, Сергей перебил я твою информацию по полковнику? По весу мои сведения тянут куда больше.
– Семеныч, я не буду ничего говорить, но о работе комитетчиков никогда не отзывались плохо.
– Правильно Сереж, чем меньше вопросов задаешь - тем спокойнее спишь.
Вся эта информация не должна уйти дальше тебя, и поделился я с тобой, так как чувствую, что беда к тебе подкрадывается, а то, что ты хороший человек по тебе сразу видно. Проанализируй ее хорошенько и ты найдешь ответ на тот вопрос, который поставил сам себе: "Как мне отвязаться от Шаронова?".
– Последний вопрос Семеныч.
– Задавай.
– Пистолет удалось найти? Ведь как я понимаю все три пули найденные в телах убитых, были выпущены из одного и того же ствола.
Нет, пистолет не найден и возможно его никогда не найдут. Тот, кто готовил эти убийства знал наверняка, что рано или поздно убийцу возьмут. Или отдававший приказы слишком самоуверен в своем положении, или глупее наемного убийцы не встретишь. Если предположить, что арестованный вор и был наемником, то сказать что либо, он уже не сможет. А если убийца на свободе, то нужно ждать следующего громкого убийства.
Сергея сразу же осенила мысль: "А не связано ли чрезмерное внимание Шаронова к персоне Ирощенко в связи с потерей полковником исполнителя заказных убийств". Ему даже стало не по себе от этой мысли, потому как размах и беспредел со стороны комитетчика ставил под угрозу существование организации "Черная молния".

Комментарии

Аватар пользователя Blondinochka

За что же нас ненавидят зэки? За то, что в первую очередь мы ненавидим их. Если перед нами враг, то мы беспощадно уничтожаем его. А если оступившийся человек? Ведь не зря система называется исправительной, трудовой, а не - истребительной, плутовской

Полностью с Вами согласно.

– Да кто их заставляет по новой красть, грабить, убивать? Запротестовал Игорь Ильич, - что им мешает стать нормальными людьми?
– Наше равнодушие! Наше отношение к ним, здесь в колонии. Наше желание подавить в них великодушие и наконец, мы разобщаем их здесь и выпускаем на свободу волками, смотрящими на общество глазами ненавидящих.

Мнение сложившееся в социуме миллионами людей, умов, которое тяжело нарушить. Но, как только чей-то родственник, друг, брат, сват окажется в этой системе - мнение меняется. И логичным возникает вопрос: И что же чтоб понять все это, нужно, чтобы кто из родных или близких прошел этот путь?

❤❤❤В отношениях между мужчиной и женщиной не должно быть чужого мнения и чужих советов. Со стороны не виднее, со стороны завистливее...

У меня дед и отец были репрессированы и оказались в ГУЛЛАГе, вся моя ненависть к системе идет из глубин. Наверно мне нужно было родиться в Венгрии, как и мой дед.
Нигде так не подрывают ячейку общества-семью, как в нашей стране.
Маленькому мне было проще, я даже цветы ложил на постамент "Ильичу", а теперь мне хочется плюнуть на его Мавзолей.
Очень много несправедливости творится внутри колоний, потому я не стал "зарвать голову в песок" подобно страусу, а решил писать и доводить до людей, хотя то, что мне довелось пережить самому и прочувствовать режимы на собственной шкуре.

Аватар пользователя Blondinochka

У меня есть знакомая психолог при УИНе, она рассказывала, про те психологические тренинги, которые "мусара" проходят при приеме на работу в систему исполнения наказания. В кратце: "Они все животные, которые решились и совершили преступления и поэтому к ним нет никакой жалости,относится к ним надо как к нелюдям, как к вещам..." . И приглашают "бывалых" работников этой системы, чтоб о практике чуть-чуть рассказали...

❤❤❤В отношениях между мужчиной и женщиной не должно быть чужого мнения и чужих советов. Со стороны не виднее, со стороны завистливее...

Такие "горе воспитатели" всегда остаются на задворках истории. Я встречал бывшего ДПНК (Дежурный помошник начальника колонии), которого на малолетке заключенные прозвали "Крыса". Немощный, сухощавый , согбенный старик. Он в душе так и остался той "Крысой". А тот человек, кто относился к малолеткам по-отечески, прожженые урки подают ему руку и приветствуют с почтением. Они ведь тоже-эти мусора уходя в мир иной, непроизвольно задумываются, "Как я прожил свою жизнь"? Ответ один -"По делам твоим, тебе и восдастся".

Аватар пользователя Blondinochka

непроизвольно задумываются, "Как я прожил свою жизнь"?

Думаю над этим надо каждому задуматься...
А то, что зеки - отбросы общества для многих сотрудников Министерства Добрых Дел, далеко не секрет для нас всех... Это их менталитет.

❤❤❤В отношениях между мужчиной и женщиной не должно быть чужого мнения и чужих советов. Со стороны не виднее, со стороны завистливее...

Подписка на Комментарии к "Вот и встретились за рюмочкой два опера." Подписка на НЕВОЛЯ.ру - Инстинкт Свободы - Все комментарии